Аналитики рассказали о главных угрозах, которые ждут мир в 2020 году

0
190

В России обнародован доклад “Международные угрозы-2020”, подготовленный авторским коллективом Института международных исследований МГИМО МИД России. В докладе рассмотрены основные угрозы, которые, по мнению авторов, появились в последние годы вместе с нарастающими изменениями в мире и будут усиливаться в нынешнем и последующих годах.

“Слабеющая транснациональная либеральная финансовая элита стремится помешать усилению элит национально ориентированных, готовящихся поделить мир заново”, – сказано во вступлении.

Ситуация, считают составители доклада, отягощается тем, что во многих странах у власти находятся люди, получившие власть без борьбы, путем кулуарных ухищрений. “Оставшись один на один с озлобленным прекариатом, усиленным технологиями социальных сетей, эта не заслужившая доверия власть все чаще обнаруживает свою недоговороспособность”, – говорится в документе.

И все это происходит на фоне неустойчивой предкризисной экономики, когда власти по всему миру пытаются забрать у граждан последние накопления.

В этой ситуации, полагают авторы, “голос России слышен особенно хорошо и тем, кто ее ненавидит, и тем, кто ей симпатизирует. Она не обещает того, что не может, и неизменно выполняет обещанное”.

Выборы в США

Одним из главных событий, которое определит развитие мира на годы вперед, станут президентские выборы в США, которые должны пройти в ноябре 2020 года. Авторы считают, что у демократов весьма немного шансов прийти к власти, в первую очередь из-за отсутствия однозначного лидера, который смог бы перетянуть на свою сторону большинство избирателей. “Только в случае экономического спада, с одной стороны, и консолидации партии – с другой, демократы обретают реальный шанс вернуть себе президентство. Только тогда есть перспектива того, что волна недовольства Трампом наложится на волну желания перемен в курсе страны. Потенциал для такой волны в американском обществе есть. Но это потребует появления у демпартии харизматического кандидата, программа которого отзовется у независимых и даже у части Республиканцев. Появится ли такой кандидат, будет яснее к концу марта”, – сказано в докладе.

При этом победа Трампа ускорит, скорее всего, развал глобальных политической и экономической систем, выстроенных вокруг США и передел мира.

ЕС и НАТО

Противоречия в Европе, Турции, на Ближнем Востоке никуда не денутся и станут только острее, говорится в докладе. Продолжатся разногласия между США и одним из самых сильных членов НАТО – Турцией, поскольку последняя развивает научно-техническое сотрудничество с Россией вопреки желанию Вашингтона. Также Америка неодобрительно относится к военно-техническому сотрудничеству Египта и России, особенно учитывая, что Каир ежегодно получает от США 1,3 миллиарда долларов на развитие своего ВПК и на военное образование.

Еще одна проблема, которая становится только острее – это спор вокруг прав на газовые месторождения в Средиземном море, так называемый “газовый треугольник”, углами которого являются Греция, Египет и Турция.

“В 2020 году забурлит европейский восток. Польша продолжит пугать западных соседей восточным и наращивать двустороннюю военную и энергетическую кооперацию с США. При этом актуализируется спор с Германией за лидерство на востоке Европы. Варшава солидаризируется с Вашингтоном и Лондоном в отношении “троеморья”, тогда как Берлин и Париж попытаются строить через него мосты. Разделяют Польшу и “старую Европу” вопросы миграционной политики и форсированное внедрение со стороны Брюсселя стандартов толерантности”, – считают аналитики из МГИМО.

При этом Франция стремится выстраивать европейскую безопасность с участием России, что противоречит замыслам Брюсселя и НАТО. Таким образом, Париж становится одним из факторов “эрозии европейского единства”.

Также в 2020 году все ключевые игроки в Большой Евразии будут вынуждены реагировать на два вызова.

Первый – это американское присутствие в Евразии и отношение к нему. По всей видимости, Вашингтон будет стремиться не дать Европе консолидироваться без своего участия. Кроме того, более непредсказуемыми станут отношения с Турцией (признание американским Конгрессом геноцида армян уже показало это). США продолжат санкционное давление на Иран, Китай, Россию, причем можно ожидать каких-то новых форм ограничений.

Второй вызов, как считают авторы доклада – сложности в отношениях стран Евразии друг с другом. Хотя на первый взгляд все ключевые игроки континента стремятся укрепить собственную независимость и не приемлют американское доминирование, однако способы решения этих задач у всех разные, что может приводить к разногласиям.

“Так, имея общую цель замирения Сирии, Иран, Турция и Россия по-разному выстраивают стратегию и тактику решения этой задачи, – приводится пример в докладе. – Если для Москвы главным вызовом остается радикальный джихадизм, то для Турции – образование независимого Курдистана или появление еще одного де-факто государства вблизи собственных границ”.

Составители доклада полагают, что в 2020 году главными тестами на возможность сближения позиций ключевых евразийских игроков станут три проблемы: сирийское примирение, урегулирование кризиса на Корейском полуострове и снижение напряженности в Кашмире. При этом “Россия, заинтересованная в стабилизации обстановки вдоль всего периметра ее границ, в 2020 году будет воздерживаться от “окончательного выбора” между евразийскими партнерами, вовлеченными в конфликты друг с другом. Укрепляя репутацию эффективного посредника, не склонного к простым решениям, Россия с большей вероятностью достигнет статуса главного центра политической гравитации в Большой Евразии”.

Что касается европейской повестки, то она, полагают авторы документа, сохранится примерно в том же виде, что была и в 2019 году. Угроза России в европейском восприятии сохранится, и вероятность совместных политических решений Москвы и коллективного Запада довольно низка.

Техноэкономические блоки

“В мире начался процесс формирования альянсов для конкуренции в новом технологическом цикле, – говорится в докладе. – Эти альянсы можно назвать техноэкономическими блоками, поскольку в их основе лежат конкурирующие технологические платформы – совокупность разработанных на национальном уровне передовых технологий (когнитивных, вычислительных, передачи и шифрования данных и других) и построенных на их базе инструментов (поисковиков, мессенджеров, социальных сетей, суперкомпьютеров) – базирующаяся на национальной инженерно-технологической школе. В конкуренции нескольких национальных технологических решений и связанных с ними экономических и социальных моделей может родиться общество, оптимально адаптированное к будущему технологическому укладу и которое получит шанс распространить свою модель на весь остальной мир, как это не раз бывало в прошлом”.

Первый такой блок складывается вокруг США на базе англо-саксонского мира (Великобритания, Австралия, Канада, Новая Зеландия) и вберет в себя тесно экономически интегрированные с США страны, такие как Мексика. “Эта единственная подлинно глобальная платформа базируется на историческом отрыве технологических компаний Кремниевой долины от всего остального мира, катализированном передовыми разработками DARPA, и сохраняет свои позиции за счет поддержки своих глобальных корпораций, имеющих неограниченный доступ к большим данным своих пользователей, и опережающих темпов рыночного внедрения инноваций”, – пишут исследователи.

Второй блок возглавит Китай, который соберет вокруг себя соседние страны, экономически связанные с ним. “Китайская модель построена на принципах абсолютной самодостаточности, располагает доступом к гигантским и во многом закрытым для конкурентов рынкам потребителей технологий и пользовательских данных”.

Третий блок – это Россия и страны бывшего СССР. “Российская платформа – самая малая и уязвимая из трех – опирается на внутренний рынок и государственные инвестиции, – сказано в докладе. – Она ориентирована на военно-промышленный комплекс, высокоразвитую инженерно-математическую школу при существенном отставании рыночного внедрения (коммерциализации) инноваций. В условиях дата-центричного мира сравнительно малочисленной по населению России имеет смысл стремиться к расширению доступа к пользовательским данным других стран. Естественными партнерами Москвы являются государства ЕАЭС, отдельные государства постсоветского пространства (Азербаджан, Узбекистан, Таджикистан, Молдова) и Европейский Союз, который может стать стратегическим партнером в деле создания “единой цифровой Евразии от Атлантики до Владивостока”.

При этом “перед Россией, как и перед другими странами, претендующими на суверенитет, но не имеющими критической массы собственного рынка или других обязательных атрибутов техноэкономического блока: Евросоюзом, Японией, Бразилией, Индией – встает стратегическая дилемма. Для того чтобы сохранить конкурентоспособность, им нужно либо примыкать к формирующимся блокам, либо укреплять свои”, считают составители доклада.

Экологическая политика

В условиях роста численности населения и изменения климата появляется масса новых сложностей. Уже появились “экологические беженцы”, и их число будет нарастать. “Экологическая миграция еще более усугубит миграционный тренд Юг – Север, усилит столкновения за ресурсы и возможности социального и экономического развития”, говорится в документе.

Вместе с тем истерика вокруг экологических проблем становится базой для крупного бизнеса. “Давление на общественное мнение со стороны радикальных эко-активистов искусно используется для блокирования инвестиционных потоков в якобы “грязные” индустрии добычи и переработки невозобновляемых природных ресурсов. За этой инициативой кроется стремление перенаправить деньги из реальной экономики в технологические компании, чтобы сохранить пузырь на рынке хай-тека. Ряд стран ЕС также использует экологическую проблематику как ширму для обновленной стратегии протекционизма”.

Однако, предупреждают авторы доклада, “реальный путь к решению глобальной экологической проблемы лежит через ускорение инвестиций в технологический прогресс, а не через искусственное ограничение темпов роста”.

Главные тренды 2020 года

В докладе выделено семь основных трендов нынешнего года. Это:

  1. В рамках либерального международного порядка продолжится инфляция власти и поддерживающих ее либеральных институтов… По существу, Россия дождалась момента, когда сильные стороны ее стратегии оказались востребованы, а “мягкая сила” становится все более эфемерным конструктом.
  2. Укрепление популизма, что может выразиться в победе Трампа на предстоящих в ноябре 2020 года президентских выборах в США.
  3. Усиливающееся стремление к суверенитету в международных отношениях. Для многих из этих стран Россия является значимой альтернативой, в том числе как партнер в деле укрепления суверенитета. Россия протягивает руку помощи всем стремящимся к субъектности в международных отношениях странам: как это происходит с поставками С-400 в Турцию или расширением сотрудничества в сельскохозяйственном экспорте с Египтом, созданием атомной электростанции в Венгрии, усилением политических позиций Франции и Италии в Европе.
  4. Консолидация Большой Евразии, где Россия выстраивает инфраструктуру взаимозависимости в сферах безопасности и экономики. Долгосрочной задачей России является не создание альтернативного западному блока, а возникновение условий, которые предотвратят крупный конфликт в Евразии, обеспечат ее стабильность, создадут единый рынок и в перспективе помогут наладить альтернативную финансовую систему. Вызовом для этого процесса является то, что ключевые игроки Евразии: Китай, Индия, Иран, Турция, хотя и имеют перечень общих интересов, но по многим вопросам соперничают друг с другом.
  5. Продолжится эрозия европейской безопасности, у которой несколько причин. С одной стороны, возросшие аппетиты стран Восточной Европы, которые, пользуясь украинским кризисом как предлогом, стремятся вовлечь США в гонку вооружений в регионе. С другой стороны, возникающее у элит Западной Европы понимание необходимости стратегической автономии от Вашингтона, который ведет себя все более непоследовательно.
  6. Нарастание конкуренции техноэкономических платформ. Соединенные Штаты, Китай, Европейский Союз и Россия находятся в поиске новых параметров цифрового суверенитета. Большинство из них бьётся над одной и той же головоломкой: возможно ли выжить в цифровом мире аналоговой державе и что будет, если опоздать с темпами внутренних перемен.
  7. Политизация экологии. Наступает эра, в которой сфера политического прирастает новым измерением. Сила и потенциал каждой страны начинают восприниматься через экологическую призму. Экологический потенциал, способность страны к устойчивому экологическому развитию становится одним из важных компонентов ее мощи. В новом контексте по-новому начинают звучать тезисы об энергетическом лидерстве России. Продовольственный экспорт как один из инструментов российской внешней политики начинает приобретать все большее значение в силу обостряющейся конкуренции на мировых продовольственных рынках. Все эти факторы, взятые в совокупности, пока не образуют четкой структуры национального потенциала в сфере экологии, но очевидно, что 2020 год будет периодом, когда именно это измерение мощи кристаллизуется в отдельную категорию.

Источник: https://rg.ru/2020/01/20/analitiki-rasskazali-o-glavnyh-ugrozah-kotorye-zhdut-mir-v-2020-godu.html

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here