ВЭФ опубликовал рейтинг самых конкурентоспособных стран мира

0
54

ВЭФ опубликовал рейтинг самых конкурентоспособных стран мира

По уровню конкурентоспособности Россия расположилась на 43-м месте в мире, между Словакией и Кипром.  Самой же успешной экономикой стал Сингапур, сместивший с первой позиции США. В целом же темпы развития в мире остаются медленными и даже лидерам очень далеко от идеала. Таковы результаты очередного ежегодного рейтинга конкурентоспособности, составленного Всемирным экономическим форумом.

Текущий обзор стал юбилейным — рейтинги конкурентоспособности составляются начиная с 1979 года. Со временем они стали включать в себя всё больше и больше стран — к настоящему моменту их число достигло 141, а их суммарный ВВП составляет более 99% от мирового. В разные периоды лидерами были разные государства, но в последние 10 лет список лидеров примерно один и тот же: США, наиболее развитые «азиатские тигры» (Гонконг, Сингапур, Тайвань и т.д.), а также некоторые страны Центральной и Северной Европы.

Все индикаторы, используемые WEF в своем анализе, делятся на 12 базовых групп — «столпов». Речь идет об инфраструктуре, институтах, внедрении информационно-коммуникационных технологий, макроэкономической стабильности, здоровье населения, товарном и трудовом рынке, финансовой системе, размере внутреннего рынка в целом, динамизме бизнеса и способности к инновациям. Рейтинг страны рассчитывается в пределах от 0 до 100 баллов, где 100 означает достижение «фронтира» — области, где проблемы, связанные с уровнем развития, не могут помешать экономическому росту. Подсчет баллов основывается как на объективных показателях, так и на опросе 13 тыс. предпринимателей и управляющих компаниями в разных странах.

Большинство стран год от года набирают баллы и прибавляют в конкурентоспособности. Россия — в их числе: хотя по итогам года она не смогла улучшить свое место в таблице (43-е), ее индекс увеличился на 1,1 балла. Соседи России по таблице примерно те же самые, что и в прошлом году, — страны Восточной Европы (Латвия, Словакия, Венгрия, Болгария), успешные монархии Персидского залива и некоторые государства Восточной Азии, например Таиланд.

За последний год РФ, с точки зрения составителей рейтинга, удалось добиться существенных успехов в таких областях, как макроэкономическая среда (+2,5 пункта). Рецессия 2015 года была преодолена, инфляция опустилась до 3% в год, а финансовое положение государства стало исключительно устойчивым из-за сбалансированного бюджета, низкого госдолга и более $100 млрд, накопленных в Фонде национального благосостояния. Эксперты форума высоко оценивают способность страны к инновациям — по этому показателю Россия заняла более высокое место (32-е), чем в общем зачете. Это было обеспечено за счет высокого качества исследовательских институтов (9-е место) и хороших показателей расходов на научно-исследовательские разработки (34-е). Не последнюю роль играет и быстрое внедрение информационных технологий, а также широкое проникновение интернета — им сейчас охвачен 81% населения в РФ.

Но есть и плохие новости. По данным WEF, квалификация рабочей силы в стране падает, за минувший год она снизилась на 0,2 пункта. Рабочие умения выпускников средних школ и ПТУ стали оцениваться руководителями бизнеса в России ниже на 0,1 пункта. И хотя показатель количества лет, проведенных средним гражданином в системе образования, значительно выше среднего и составляет 15,5 года, качество этого образования всё менее соответствует потребностям современной экономики.

В целом в рейтинге Россия идет на более высоком месте, чем любая из бывших постсоветских держав, исключая страны Прибалтики. Так, Казахстан оказался на 55-м месте, Азербайджан — на 58-м, Армения — на 69-м, а Украина — на 85-м. Первые три подросли в рейтинге, причем Азербайджан взлетел сразу на семь позиций, а вот Украина потеряла два места. Что касается стран Средней Азии, то они по-прежнему относятся к безнадежно отстающим: Таджикистан, к примеру, расположился на 104-м месте — ниже Кении, Руанды и Гватемалы.

Лидером общего списка в этом году стал Сингапур — США смогли удержать первое место лишь в течение одного года. Азиатский город-государство улучшил свои и без того высокие показатели по 10 из 12 групп критериев. Скажем, по критерию «здоровье» Сингапур набрал 100 баллов из 100. Блестящие показатели у него и в графах «макроэкономическая стабильность» и «развитие финансовой системы». Интересно при этом, что по таким критериям, как «устойчивое развитие» и «свобода прессы», сингапурцы набрали очень небольшое количество баллов, оказавшись за пределами топ-50 стран.

Всего в первой десятке общего списка расположились три государства восточной Азии (Сингапур, Гонконг и Япония), еще шесть представляют Европу, в основном Северную и Центральную (Нидерланды, Швейцария, Германия, Швеция, Великобритания и Дания) и еще одна — Северную Америку (США). Самой конкурентоспособной страной Ближнего Востока называется Израиль (20-е место), а Восточной Европы — Эстония и Чехия, поделившие между собой 31-е место. Италия поднялась на одну позицию и занимает 30-е место.

В обзоре отмечается, что большинство стран по-прежнему очень далеки от достижения «фронтира». Средний GCI составляет всего 60,7 пункта, а в 9 из 12 «столпов» разница с максимумом превышает 30 пунктов. Даже лидеры рейтинга отстают от максимума более чем на 15 пунктов.

Хотя из-за смены методологии улучшение или ухудшение ситуации отследить сложно, авторы обзора отмечают, что в последние годы ситуация является скорее неблагоприятной для развития, о чем можно судить по некоторым результатам. Так, рост TFP начал замедляться еще до мирового финансового кризиса, а после 2008 года торможение стало еще более ощутимым, что в значительной степени опровергает теорию технооптимистов о том, что мы живем в эпоху беспрецедентного технологического роста. Об этом, кстати, писал профессор из США Роберт Гордон в своей нашумевшей работе «Подъем и упадок американского экономического роста» (2014). По его мнению, замедление экономического роста произошло из-за того, что в ведущих экономиках уже были сорваны самые низко висящие «плоды» с «дерева прогресса» и основные технологические революции остались позади.

У WEF есть другое объяснение феномену, из-за которого рост TFP в развитых экономиках в 2011–2016 годах составлял только 0,3%, а в развивающихся — 1,3%. Эксперты организации считают, что дело в хроническом недоинвестировании и провале структурных реформ, предпринятых после кризиса. А заливание проблем деньгами в виде доступной ликвидности (свыше $10 трлн только от центробанков) привело к обратному эффекту, поскольку эти средства пошли не в реальный сектор, а на финансовые рынки.

Подробнее:iz.ru/931289/

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here