Обострение нагорно-карабахского конфликта

0
279
Обострение нагорно-карабахского конфликта
Обострение нагорно-карабахского конфликта

Обострение нагорно-карабахского конфликта

Экскалация конфликта в Нагорном Карабахе поднимает прежде всего вопрос о мотивах участников противостояния. Дальнейшее развитие событий покажет, ждет ли регион «ремейк» накаленных ненавистью 90-х, насколько противники свободны в своих действиях и кто заказал обострение давних противоречий. Пока же у каждого своя правда.

Данные разнятся

В ночь на 2 апреля в зоне карабахского конфликта снова стало, мягко говоря, неспокойно. Сообщения сторон о ходе боевых действий и потерях своих и противника, как и полагается, сильно противоречили друг другу. Баку признал потерю 12 человек, вертолета Ми-24 и одного танка. Противник, по утверждениям Минобороны Азербайджана, понес куда более ощутимые потери: более 100 раненых и убитых, шесть танков и 15 артиллерийских установок. Ведомство также отчиталось о захвате «нескольких стратегических высот и населенных пунктов». Официальный Баку объяснил свои действия необходимостью ответа на обстрелы с армянской стороны. Минобороны Армении эту информацию опровергло. А военные непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) в свою очередь заявили об уничтожении 200 азербайджанских военнослужащих.

Взаимные обвинения

Официальный Ереван отреагировал так же ожидаемо. Внешнеполитическое ведомство республики осудило «развязанные (…) вооруженными силами Азербайджана военные действия вдоль всей линии соприкосновения с Нагорным Карабахом и на границе с Арменией». В МИД Армении отметили также «направленные на подрыв переговорного процесса шаги Баку» и то, что «Баку идет по пути последовательного обострения ситуации».

В МИД Азербайджана также не замедлили возложить ответственность за эскалацию конфликта на Ереван «как на страну-агрессора и оккупанта». Пресс-секретарь ведомства Хикмет Гаджиев призвал международную общественность «резко осудить артиллерийские обстрелы армянскими ВС гражданских объектов на территории Азербайджана, что является грубым нарушением взятых Арменией обязательств в рамках международного гуманитарного права». Выступил и посол Азербайджана в России Полад Бюль-бюль-оглы. «Но если [конфликт] не будет решаться мирным путем, то будем решать военным путем», — сказал он в эфире радиостанции «Говорит Москва».

Последовали и обвинения в нарушении законов войны. В МИД непризнанной Нагорно-Карабахской Республики сообщили об обстреле Азербайджаном населенных пунктов, что привело к жертвам среди мирного населения. В Баку также рассказали о погибших и раненых гражданских лицах.

Привычная риторика

Ясно одно: как бы ни развивался далее конфликт, стороны продолжат обмениваться резкими заявлениями, апеллировать к мировому сообществу и международному праву, стараясь сообщать только те сведения, которые могут деморализовать противника. Важно выяснить, кому выгодно это обострение. Тогда можно будет понять дальнейшее развитие конфликта и чем это грозит региону.

Напряжение на линии соприкосновения нарастало не слишком заметно, но неуклонно. В декабре 2015-го Минобороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики обвинило армию Азербайджана в первом после установления режима перемирия в 1994 году применении танка в зоне конфликта. В сентябре Ереван заявлял об использовании противником артиллерии. Все это говорит о том, что начало активных боевых действий не стало неожиданностью для обеих сторон. В Баку и Ереване синхронно звучали воинственные речи, но, как сказал в интервью «Ленте.ру» начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Артур Атаев, жесткая «риторика сама по себе — привычное дело, она не может развязать войну».

Не стоит забывать, что неудачную для Азербайджана войну в Карабахе, в которую страну втянули националисты во власти, прекратил предшественник и отец нынешнего главы республики Ильхама Алиева — Гейдар Алиев. Действующий президент не давал поводов усомниться в том, что сохраняет курс, взятый Алиевым-старшим. В январе он не упустил случая напомнить об ответственности оппозиционных сил — Народного фронта и партии «Мусават» — за потерю республикой в 90-х годах прошлого века Нагорного Карабаха. Это заявление президент сопроводил обязательной фразой: «Нагорный Карабах является исконно азербайджанской землей».

Между тем наследия харизматичного лидера Гейдара Алиева — политической и экономической стабильности, приобретенной благодаря его твердой руке и знаменитому «контракту века» на разработку нефтяных месторождений — уже не хватает. После падения цен на нефть и обрушения курса национальной валюты в республике обострились социальные проблемы. СМИ регулярно сообщали о волнениях в том или ином регионе страны. Осенью 2015-го вновь активизировались религиозные экстремисты — дело дошло до вооруженных столкновений. При этом тон прозападных СМИ в описании этого противостояния трудно назвать сочувственным по отношению к власти. Впрочем, и внутри страны СМИ и официальные лица используют однозначно жесткую риторику: Баку не может избавиться от идеологического багажа накаленных национализмом 80-90-х годов, когда происходило становление республики.

Турецкий фактор

Резкое охлаждение отношений между Москвой и Анкарой после того, как турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик, осложнили положение Азербайджана и на международной арене. Баку неоднократно на официальном уровне заявлял о желании примирить две страны, с которыми его связывают стратегические отношения. С Анкарой Баку поддерживает подчеркнуто теплые отношения. В марте президент Азербайджана Ильхам Алиев отправился с визитом в Турцию, после того как Реджеп Тайип Эрдоган два раза из-за терактов в своей стране отменял свой приезд в Баку.

После начала активных боевых действий в Карабахе Эрдоган немедленно, четко и предсказуемо выразил свою позицию — он по собственной инициативе позвонил Ильхаму Алиеву со словами соболезнования в связи с гибелью военнослужащих в Нагорном Карабахе. На фоне всего этого высказывание представителя НКР Давида Бабаяна о возможной причастности Турции прозвучало с ноткой иронии над Баку. «Мы всегда заявляли, что подобное поведение Азербайджана не может быть исключительно инициативой Азербайджана», — отметил Бабаян.

Дальнейшее развитие событий покажет, чем вызвано нынешнее обострение в Нагорном Карабахе. Провокация, попытка Баку сдержать кризис во внутренней политике активностью во внешней или действительно давление извне? На сегодняшний день ни один из этих вариантов исключать нельзя.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here