Посол РФ в Ватикане: Россия и Ватикан одинаково видят угрозы миру в ХХI веке

0
182
Александр Авдеев-посол РФ в Ватикане и по совместительству представитель при Суверенном Мальтийском ордене

Посол РФ в Ватикане: Россия и Ватикан одинаково видят угрозы миру в ХХI веке

Уходящий год стал особым периодом в истории современных отношений между Россией и Ватиканом. В августе госсекретарь Святого престола кардинал Пьетро Паролин побывал в нашей стране и был принят в Сочи президентом РФ Владимиром Путиным. В течение года был заключен ряд двусторонних договоренностей, налажена система постоянных политических консультаций между дипломатическими ведомствами, заметно активизировался культурный обмен. Одновременно развивался диалог между Русской православной и Римско-католической церквами, новый импульс которому придала историческая встреча патриарха Кирилла и папы Франциска в Гаване.Подвести итоги 2017 года, в ходе которого вновь выявилась близость позиций Москвы и Святого престола по ряду важнейших международных проблем, корреспондент РИА Новости в Риме Сергей Старцев попросил посла РФ в Ватикане и по совместительству представителя при Суверенном Мальтийском ордене Александра Авдеева.

– Господин посол, завершающийся 2017 год был весьма насыщенным в отношениях между Россией и Ватиканом. Не могли бы вы подвести некоторые итоги этого года и рассказать о том, почему отношения с одной из самых маленьких стран мира представляют для Москвы живой интерес.

— Государство-город Ватикан действительно страна с очень маленькой территорией: она примерно равна территории Московского Кремля. Но в мире есть 1 миллиард 200 миллионов католиков, для которых слово и авторитет папы Римского зачастую важнее позиции собственных премьеров и президентов. Иными словами, понтифик и Ватикан настраивают души, совесть и морально-этические нормы более чем миллиарда людей.

Вторая особенность, на мой взгляд, заключается в том, что это маленькое государство имеет поистине глобальные интересы. Ватикан заинтересован в том, чтобы в любых регионах мира, где находятся христиане и прежде всего католики, были обеспечены мир, стабильность и безопасность.

И в последнее время проявилась еще одна, третья, ипостась политики Ватикана: он, как и Русская православная церковь, прилагает усилия, чтобы предотвратить размывание морально-этических и цивилизационных ценностей христианства. И вот на этом поприще маленький Ватикан способен сделать очень многое. Я имею в виду настрой на безопасность, сотрудничество, на противодействие нерегулируемой глобализации, которая несет с собой псевдокультуру, культуру общества массового потребления.

Теперь об уходящем годе. Для наших двусторонних отношений он был очень насыщенным. Наверное, его даже можно назвать одним из самых интересных периодов в наших современных отношениях с Ватиканом. Что же отличает их сегодня? Во-первых, возросшее доверие. Два визита президента РФ Владимира Путина в Ватикан, его телефонные беседы с папой Римским Франциском создали личностные отношения доверия. У нас есть симпатии друг к другу, основанные не только на церковных делах, но и на отношении к важным международным проблемам.

Кроме того, конечно, большую роль в этом деле играет близость наших внешнеполитических позиций. Возьмите любую крупную международную проблему, и вы сразу же обнаружите близость позиций Ватикана и России.

– Совсем недавно такая близость наших позиций проявилась по отношению к решению президента США Дональда Трампа, который объявил о признании Иерусалима столицей Израиля и подписал документ о переносе туда американского посольства из Тель-Авива.

— Это действительно так. Более того, если говорить о судьбе и статусе Иерусалима, то легко заметить, что у Ватикана, как государства, у Святого престола, как центра католической церкви, у Русской православной церкви и у Российской Федерации позиции по данной проблеме весьма близки. Во-первых, все мы исходим из необходимости сделать переговорный процесс между израильтянами и палестинцами эффективным. Речь идет о решении судьбы палестинского народа, статуировании палестинского государства и урегулировании его отношений с Израилем и, наконец, о статусе Иерусалима.

В одном из своих последних заявлений папа Франциск отметил, что священный город Иерусалим должен по-прежнему иметь особый статус. Это город трех авраамических религий, и его нельзя политизировать через перенесение туда столицы. Обращаю внимание на то, что это заявление папы Римского, который обычно очень осторожно и аккуратно формулирует свои позиции, чтобы никого не обидеть. Так что здесь просматривается четкое несогласие с решением США. У нас та же позиция.

Напомню также, что в июне 2015 года Ватикан и Палестина подписали полномасштабный договор о взаимоотношениях между двумя государствами. В Ватикане работает мой коллега, посол Палестины, поэтому угроза начала третьей интифады, вызванная решением Трампа, очень взволновала и обеспокоила Ватикан.

– Итак, история вокруг Иерусалима в очередной раз продемонстрировала близость позиций Москвы и Ватикана по целому ряду международных проблем. Имеет ли место в данном случае нечто большее, чем простое совпадение интересов? И когда еще в последнее время наши позиции в мире были близки?

— Безусловно, в этом есть нечто большее. Я бы сказал, общее видение мира и его дальнейшей судьбы. Необходимость решения всех спорных проблем через переговорный процесс, и никак иначе. Единственное, для чего можно применять военные средства, и здесь Ватикан молчаливо поддерживает такой инструмент решения проблемы, так это для борьбы против экстремизма и религиозных фанатиков.

Примечательно, что Ватикан поддержал усилия России по освобождению Сирии от боевиков “Исламского государства”*. В одном из выступлений папы Римского была даже не совсем обычная для ватиканской риторики фраза о том, что если для борьбы с ИГ* надо применить военные меры, то он за это.

Вообще же, Ватикан первым призвал не допустить военную интервенцию против Сирии в тот момент, когда страны НАТО уже вынашивали такие планы. В сентябре 2013 года, когда в Санкт-Петербурге проходил саммит G20, на котором председательствовала РФ, папа Франциск направил послание президенту Путину, призывая страны “двадцатки” найти мирное решение сирийского кризиса.

Очень сильным в этом смысле было также совместное заявление, подписанное патриархом Московским и всея Руси Кириллом и папой Франциском в феврале 2016 года на Кубе. Примерно половина этого документа была посвящена христианским проблемам, а другая половина — ситуации на Ближнем Востоке. И там есть очень сильные пассажи, связанные с тем, что Ближний Восток — это родина Иисуса Христа. И надо спасать христиан, потому что не может Ближний Восток в цивилизационном отношении быть чем-то иным, чем родиной Христа, поэтому если число христиан там уменьшается, то причиной этого является геноцид. Ведь были периоды, когда каждый день от рук фанатиков там погибали 300-400 христиан — католиков, православных, протестантов, армян, коптов. Этот призыв с Кубы был услышан главами всех государств и правительств и, очевидно, послужил дополнительным импульсом для последующих действий.

Кроме того, общность наших позиций по Сирии состоит еще в том, что мы выступаем за сохранение суверенитета и территориальной целостности этого государства. И поиск таких решений мы видим через переговорный процесс и диалог.

Отдельно хотел бы подчеркнуть общность подходов РФ и Ватикана в таком важном вопросе, как сохранение режимов нераспространения ядерного, химического, бактериологического и биологического оружия, а также ракетных технологий. Ватикан постоянно, с заметной настойчивостью продвигает идею сохранения режимов нераспространения. И пусть у нас здесь могут существовать разные методики. Скажем, Ватикан подписал Договор о запрещении ядерного оружия, решение о подготовке которого было принято на предыдущей сессии ГА ООН в декабре 2016 года. Мы же дистанцировались от этого соглашения. Однако смысл действий у нас один и тот же. Ватикан говорит, что нужно ликвидировать ядерное оружие, но на основе сохранения равенства и неделимости безопасности. И то же самое отметил, комментируя этот договор в ходе своей предпоследней ежегодной пресс-конференции, президент России.

– По долгу службы вы занимаетесь межгосударственными отношениями между Россией и Ватиканом, но, естественно, прекрасно осведомлены об уровне межцерковных связей. Как, по вашему мнению, можно охарактеризовать нынешний этап в отношениях между РПЦ и Римско-католической церковью?

— Думаю, что нынешний этап в межцерковных отношениях очень плодотворен, его отличает глубина диалога. Подчеркну еще один важный момент: этому диалогу весьма способствовали заявления папы Римского по двум вопросам, которые всегда разделяли православных и католиков. Прежде всего папа заявил, что прозелитизм — это грех. Это первое подобное заявление, наверное, за всю историю папства. И еще он сказал, что сотрудничество и диалог между католиками и православными должны идти на основе равенства и принципа “Каждый должен оставаться самим собой”.

В этом ощущается дух Гаванской декларации, который сегодня подтверждается конкретными действиями. Церкви сотрудничают в оказании гуманитарной помощи на Ближнем Востоке, обмениваются опытом работы в социальной сфере. Должен отметить, что наш опыт весьма интересен Ватикану, в частности, в области взаимодействия между христианами и мусульманами на территории России. Пятивековой опыт такого взаимодействия показывает, что там, где православные и мусульмане живут вместе, ситуация наиболее спокойная. Вот как раз такого опыта у католиков нет. Там, где существует международный стык между католиками и мусульманами, католики обычно проигрывают.

Нам же весьма интересен опыт католиков в области религиозного образования и сохранения семейных ценностей. Достаточно сказать, что два последних синода Римско-католической церкви были посвящены положению семьи во всех регионах мира. Был произведен детальный анализ по 14 параметрам, включая положение одиноких и брошенных детей, налогообложение молодых семей и другие специфические проблемы. Такого анализа не было проведено даже в рамках ООН. Интересная деталь: во время этих дебатов папа Франциск для обеспечения конкретного и делового разговора запретил цитировать себя самого и даже Библию. В будущем году в Ватикане намечено провести аналогичный синод по проблемам молодежи. Это очень интересный опыт, который, конечно, полезен для РПЦ.

Большое поле для сотрудничества предоставляет также сложившаяся сейчас в мире ситуация, при которой разрушаются морально-этические основы христианской цивилизации, одинаковые как для верующих, так и для неверующих. Обе наши церкви видят в этом серьезную угрозу. Разрушается сам институт семьи и брака, рождения и воспитания детей. Люди начинают жить не по законам христианской цивилизации, и это не может не беспокоить католиков и православных.

Добавлю к сказанному, что сейчас активно действуют межцерковный совет по сотрудничеству, который возглавляют председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион и глава Папского совета по содействию христианскому единству кардинал Курт Кох, а также комиссия по культуре, работу которой курируют епископ Егорьевский Тихон и кардинал Джанфранко Равази.

– Давайте поговорим о культурном сотрудничестве. От весьма авторитетных собеседников мне не раз приходилось слышать о том, что с вашим приездом в Рим культурное сотрудничество с Ватиканом наполнилось новым, богатым содержанием. Что ожидает нас в этом отношении в ближайшем будущем?

— Начнем с культурного сотрудничества между РПЦ и Святым престолом. Налицо явная активизация таких контактов. В ближайшее время по линии межцерковного общения в Ватикане пройдет выставка, посвященная новомученикам обеих церквей ХХ века. Темой следующей выставки, которая сейчас уже готовится, станет современная церковная архитектура. А третья выставка особенно близка моему сердцу в том числе и потому, что это мы, дипломаты, подсказали ее тему. Дело в том, что в архивах ватиканской Конгрегации по делам Восточных церквей не так давно мы обнаружили прекрасную коллекцию замечательного художника и архитектора Леонида Браиловского, который успел зарисовать самые красивые церкви России. В 1920-е годы он в силу ряда обстоятельств переехал в Рим, жил и работал в итальянской столице и завещал свою коллекцию Папской коллегии Russicum. И вот эти работы должны будут вскоре приехать в Россию, где имя Браиловского сегодня практически забыто. Надеюсь, это случится уже через полгода.

Теперь несколько слов о сотрудничестве по межгосударственной линии. В этом году было подписано соглашение, о котором еще недавно мы не могли и подумать. Речь идет о договоре между Росархивом и Секретным архивом Ватикана, плодом которого уже стало открытие в Москве в декабре выставки “Романовы и папский престол: 1613-1917. Россия и Ватикан”. Это действительно роскошная выставка с сотнями документов, костюмами, картинами, очень интересными историческими находками. К слову, сразу же после подписания этого соглашения в Секретный архив для сбора научных материалов поехали наши архивисты и диссертанты, и Ватикан оказывает им всестороннюю помощь.

– Александр Алексеевич, подводя итоги уходящего года, нельзя не упомянуть о важном событии в истории наших двусторонних отношений — августовском визите государственного секретаря Ватикана кардинала Пьетро Паролина в Россию. Какой из результатов этого визита вам представляется наиболее важным?

— Визит кардинала Паролина в Россию, без сомнения, стал апофеозом политического сотрудничества между нашими странами. Во-первых, хочу отметить, что за всю историю наших отношений с Ватиканом глава российского государства ни разу не принимал у себя госсекретаря Святого престола. Но на сей раз президент Путин принял кардинала Паролина, который для этого специально прилетел в Сочи, где состоялась очень содержательная и насыщенная беседа буквально по всем основным международным проблемам. И в первую очередь речь шла о Ближнем Востоке, о Сирии.

Эта встреча продемонстрировала, что у нас есть общность в видении угроз и опасностей XXI века. Вот это кардинальная вещь, которая нас сближает. Во-первых, речь идет об угрозе любого терроризма — уголовного, религиозного, сепаратистского. Второй угрозой является ослабление режимов нераспространения, о чем я уже говорил. Кроме того, особую опасность представляют собой наркотрафик и разделение в мире на бедных и богатых. Мы одинаково видим опасность социально-экономического неравенства и терроризма, которые вызывают массовую миграцию, ставшую одним из самых серьезных вызовов современности.

В начале нашего разговора я уже упомянул о беспокоящей и нас, и Ватикан опасности нерегулируемой глобализации, которая неразрывно связана с неолиберальными ценностями. Надо делать принципиальное различие между либерализмом и неолиберализмом. Фактически неолиберализм является прямой противоположностью либерализма. Ведь неолиберал концентрирует свое внимание исключительно на проблемах и правах личности, а весь комплекс обязанностей при этом куда-то исчезает. Ватикан считает, что распространяемая через интернет и другие механизмы глобализации модель, при которой права и обязанности не уравновешены, приводит к серьезной деформации в гражданских обществах. Ватикан настаивает на том, что глобализация не должна деформировать христианские морально-этические ценности. По этой причине он создает собственную систему сайтов и СМИ, и это, кстати, тоже интересный опыт для РПЦ.

Еще я хотел бы отметить, что за последний год у нас с дипломатическим ведомством Ватикана сложилась очень интересная система политических консультаций. На уровне специалистов, экспертов мы постоянно ведем обмен мнениями по положению на Ближнем и Среднем Востоке, по международному праву, по ряду других значимых проблем. Не всегда мы во всем согласны, но главное, что мы информируем друг друга о своих позициях. Регулярно встречаются и наши министры, чего раньше также не было. Сейчас Сергей Лавров проводит в год две-три обстоятельные встречи с архиепископом Полом Ричардом Галлахером. Последняя такая встреча состоялась в декабре на заседании СМИД ОБСЕ в Вене. То есть мидовские часы все время сверяются, и это создает атмосферу хорошего партнерства.

У нас также идет сотрудничество в области медицины. В ватиканском педиатрическом госпитале Bambino Gesù ежегодно делают операции 20-25 детям из России, причем в связи с болезнями, которые практически невозможно вылечить у нас дома. Кроме того, этот госпиталь передает российским коллегам некоторые технологии операционного лечения, которые сейчас берутся на вооружение в Научно-практическом центре специализированной медицинской помощи детям имени Войно-Ясенецкого в Москве. Курирует эту работу вице-мэр Москвы, заслуженный врач РФ Леонид Печатников.

– Возвращаясь к поездке Паролина в РФ, не могу не вспомнить, как перед отъездом в нашу страну в интервью РИА Новости он заявил, что тема возможного папского визита не входит в повестку дня его переговоров. А что вы считаете по поводу возможности визита папы Римского в Россию?

— Позволю себе ответить на ваш вопрос словами митрополита Илариона: “Каждый прожитый день приближает нас к этому событию”.

– Господин посол, вы также представляете РФ в отношениях с Суверенным Мальтийским орденом. В октябре исполнилось 25 лет со дня установления официальных отношений между РФ и этим старейшим рыцарским орденом, который сейчас переживает непростые времена и даже пока не имеет Великого магистра. Что вы могли бы сказать о сотрудничестве с этим Орденом?

— Мы для себя обозначили четкую линию поведения: наше сотрудничество, имеющие глубокие корни и интересные исторические эпизоды, должно быть активным вне зависимости от внутренней ситуации в Ордене. И эту линию мы выдержали.

Мальтийский орден интересен для России прежде всего как своеобразное хранилище истории наших уникальных взаимоотношений. Примечательно, однако, что сегодня Россия одновременно с Орденом оказывает гуманитарную помощь на Ближнем Востоке, а сам он активно сотрудничает с Императорским православным палестинским обществом.

И, конечно, важной сферой нашего взаимодействия является культура. В этой связи не могу не сказать о замечательной выставке “Русская икона: Молитва и милосердие”, которая в начале октября открылась в Риме, а совсем недавно была перевезена на север Италии в город Пальманова. Эта выставка стала возможной благодаря содействию правительства Мальтийского ордена и помощи двух замечательных отечественных музеев — Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (директор Михаил Миндлин) и Музея русской иконы (директор Николай Задорожный). Пользуясь случаем, хотел бы еще раз выразить благодарность спонсору этого проекта, меценату и создателю Музея русской иконы Михаилу Абрамову.

РИА Новости https://ria.ru/interview/20171228/1511826391.html

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here