Почему многие европейские страны не отказываются от национальной валюты

0
11

Почему многие европейские страны не отказываются от национальной валюты

В следующем году евро отпразднует двадцати- или сорокалетие — в зависимости от глубины раскопок евроисториков. Между тем Латинский валютный союз, существовавший на рубеже XIX–XX веков, путь которого во многом повторяет ЕС, продержался чуть более шестидесяти лет.

Первого января 2019 года единая европейская валюта будет праздновать двадцатилетний юбилей. Правда, у евро есть еще несколько дней рождения, например 1 января 2002 года, когда он появился в наличном обращении. Не меньше оснований считать днем рождения европейской валюты и 13 марта 1979 года, когда она появилась под именем «экю».

Это название происходит от European Currency Unit (ECU — «европейская валютная единица») или от наименования старинной французской золотой монеты, которую в 1266 году начал чеканить король Людовик IX Святой (ecu d’or). Золотой экю чеканился во Франции до середины XVII века, а имел хождение по всей Европе. Что, впрочем, неудивительно, поскольку в те времена ценили содержание золота в монете, а не ее название или страну происхождения.

Тем не менее тот первый экю можно считать прообразом единой европейской валюты в основном с фонетической точки зрения. Гораздо больше похожим на зону евро был Латинский валютный союз, страны–члены которого чеканили монеты хоть и с разными названиями, но с одинаковым содержанием драгоценных металлов. При этом изначальное соотношение золота в золотой монете и серебра в серебряной одного номинала составляло 1:15,5. Со временем серебро дешевело, и соотношение поменялось на 1:20.

Соглашение о создании Латинского союза 23 декабря 1865 года подписали Бельгия, Италия, Франция и Швейцария. В 1868 году к ним присоединилась Греция. Позже стандарт чеканки монет Латинского валютного союза приняли Австро-Венгрия, Болгария, Венесуэла, Испания, Румыния, Сербия и Сан-Марино. При этом были страны, которые в союз не вступили и деньги по его стандарту не чеканили, а просто ввозили из-за границы, как, например, Албания, которая завозила в страну золотые и серебряные монеты из Греции и Италии.

Современный Европейский союз вообще и зона евро в частности, если приглядеться, почти шаг в шаг, пусть и с поправкой на время, повторяют путь Латинского валютного союза. Например, Великобритания в конце XIX века отказалась переходить на стандарт чеканки монет Латинского валютного союза. А экономическое положение Греции после вступления в союз заметно ухудшилось. Чтобы компенсировать потери, греческие власти тайно уменьшали содержание золота в чеканившихся на территории страны монетах.

За это в 1908 году Грецию исключили из союза, но в 1910 году приняли обратно. Латинский валютный союз официально прекратил свое существование 1 января 1927 года, то есть прожил 61 год. Хотя реально он начал разваливаться раньше и после начала Первой мировой войны существовал чисто формально. На его судьбу не в последнюю очередь повлияли удешевление серебра (от серебряных монет пришлось отказаться) и широкое распространение бумажных денег.

Резоны еврозоны

Первого января 1999 года экю был заменен на евро из расчета 1:1. В новый валютный союз вошли Бельгия, Италия, Франция, а также Австрия, Германия, Ирландия, Испания, Люксембург, Нидерланды, Португалия и Финляндия. Спустя два года, как и в случае с Латинским валютным союзом, в еврозону вошла Греция. В 2007 году перешла на евро Словения, в 2008-м — Кипр и Мальта, в 2009-м — Словакия. В 2011 году первой из стран бывшего СССР в зону евро вошла Эстония. В 2014-м за ней последовала Латвия, в 2015-м — Литва.

Для того чтобы войти в еврозону, надо соответствовать определенным критериям, записанным в Маастрихтском договоре от 7 февраля 1992 года. Именно он положил начало преобразованию Европейских сообществ (ЕЭС, Евроатом и Европейское сообщество угля и стали) в Европейский союз.

Чтобы войти в зону евро, страна должна соответствовать пяти условиям. Инфляция не может превышать усредненный уровень трех стран ЕС с лучшими показателями более чем на 1,5 процентного пункта. Средний уровень процентных ставок по долгосрочным кредитам не может превышать усредненный показатель тех же трех стран более чем на 2 п. п. Бюджетный дефицит не должен превышать 3% от ВВП. Общий госдолг не должен превышать 60% от ВВП. И наконец, страна должна два года быть членом Европейского механизма регулирования валютных курсов (ERM II).

Для выполнения условий входа в зону евро государствам бывшего соцлагеря пришлось как следует затянуть пояса. Однако есть страны, которые перешли на расчеты в евро, даже не входя в Евросоюз. Одни заключили специальный договор с Европейским центральным банком, как, например, Ватикан, Монако, Сан-Марино и две заморские территории Франции — Сен-Пьер и Микелон (в Атлантическом океане у берегов Канады) и Майотта (в Индийском океане).

Другие не стали забивать голову формальностями. Андорра, исторически использовавшая французский франк и испанскую песету, перешла на евро, никого не спросив, сразу, как только они появились в наличном обращении. Точно так же поступила и Черногория.

Обе страны живут в основном за счет туризма, и печатать евро у них нет никакой необходимости: европейцы привозят их в эти страны сами, и видимо, во вполне достаточном объеме. Еще одна территория, на которой имеет хождение евро без каких-либо на то законных оснований,— Косово. Про туризм в те края известно немного, но, очевидно, есть европейцы, которые завозят необходимые объемы европейской валюты и туда.

Впрочем, Андорра в этой компании стоит несколько особняком. Дело в том, что уже в 2003 году власти этой страны начали переговоры о заключении специального соглашения с ЕЦБ. Проблема заключалась в том, что в Андорре на момент начала переговоров был самый настоящий финансовый рай, где свято чтили банковскую тайну. А кроме того, там почти не было налогов (хотя и сегодня андоррские налоги одни из самых низких в Европе). В таких условиях переговоры с главным европейским регулятором шли непросто. Тем не менее 30 июня 2011 года соглашение было подписано, а 1 июня 2013 года Андорра получила право печатать евро.

Что касается членов Евросоюза, то по идее они все должны были перейти на новую валюту. Это было одним из условий договора при вступлении каждой страны в Европейский союз. Однако Великобритания отказалась вступать в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС — предшественник Евросоюза) в 1957 году, когда оно образовывалось. Потом англичане дважды пытались вступить в ЕЭС — в 1963 и 1967 годах. Но бывший в те времена президентом Франции генерал Шарль де Голль оба раза накладывал вето на эту заявку. По его словам, «ряд аспектов британской экономики, начиная с практики работы в сельском хозяйстве, делает Великобританию несовместимой с Европой».

И только после отставки легендарного президента Франции в 1969 году Великобритании удалось подать заявку, которая была удовлетворена. Страна вступила в Европейский экономический союз в 1973 году, а уже в 1975-м пришедшие к власти лейбористы объявили референдум о целесообразности участия в ЕЭС. Тогда большинство англичан проголосовали за единство с континентальной Европой. Позже, при заключении в Маастрихте договора о создании ЕС, Великобритания специально оговорила условие, согласно которому менять фунты на евро она не обязана.

Аналогичным образом вступила в ЕЭС и Дания: в 1961 году страна начала переговоры о вхождении в союз, в 1963-м они были прерваны и возобновлены лишь в 1969-м, после ухода Шарля де Голля с поста президента Франции. Дело в том, что Великобритания была главным покупателем датских сельскохозяйственных продуктов, Дания сильно зависела от нее. Поэтому вето Франции на вступление в ЕЭС Великобритании Дания приняла и на свой счет, тем более что в мотивировочной части отказа упоминалась «практика работы в сельском хозяйстве».

Евроэкзит

В последнее время все говорят про Brexit — выход Великобритании из Евросоюза. Референдум о членстве Великобритании в ЕС, в результате которого большинство высказалось за выход из Евросоюза, прошел 23 июня 2016 года. Однако, как ни покажется странным, этот термин лишь калька с термина Grexit, который ввели в обращение аналитики Citibank в 2012 году, описывая возможность выхода Греции из Евросоюза в результате долгового кризиса в стране.

Этот шаг казался логичным, поскольку позволил бы вернуть драхму, девальвировать ее и тем самым повысить конкурентоспособность продукции, производимой в стране, как на внешнем, так и на внутреннем рынке, ведь импорт сразу станет дорог. К тому же необязательно будет соблюдать квоты Евросоюза на вылов морепродуктов и производство сельскохозяйственной продукции. Именно такая политика в 2008–2009 годах помогла Исландии выйти из кризиса. Кроме того, из-за введения национальной валюты и ее удешевления должна была увеличиться еще и привлекательность туризма в страну.

В январе 2015 года в Греции прошли досрочные выборы, на которых победила Коалиция радикальных левых. Ее лидер Алексис Ципрас тут же начал говорить о выходе из зоны евро и даже из Евросоюза. Неизвестно, был ли это блеф, или новая греческая власть действительно готова была выйти из ЕС. В итоге Греция получила нужный ей компромисс без принятия радикальных решений. Тем не менее эта история напоминает исключение Греции из Латинского валютного союза в 1908 году и восстановление ее в 1910-м. Просто сегодня жизнь идет быстрее, и в этот раз удалось договориться без Grexit.

Впрочем, не только Великобритания и Греция видят минусы участия в еврозоне. Швеция, присоединившаяся к ЕС в 1995 году, не была столь предусмотрительной, как Дания и Великобритания, чтобы договориться о праве оставить собственную валюту. Теперь, согласно договору, она обязана ввести обращение евро на своей территории. Швеция легко выполняет четыре первых условия для вступления в зону евро, однако от участия в ERM II уклоняется. В стране принят закон, согласно которому Швеция поменяет крону на европейскую валюту только после того, как этот вопрос будет одобрен на общем референдуме.

Власти Польши четыре раза переносили дату вступления в зону евро, но и сегодня эта дата не установлена. Согласно соцопросам, в прошлом году 64% поляков считали, что после введения евро их финансовое положение ухудшится, и только 11% надеялись на положительные изменения.

Как заявил лидер правящей партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, Польша не будет переходить на евро в ближайшие 10–20 лет.

В других странах, стоящих в очереди на вступление в еврозону, отношение к этой идее двоякое: правительства выступают за введение европейской валюты, а население, глядя на соседей, боится роста цен. В результате Чехия и Венгрия пока так и не определились с датой вступления в зону евро.

Болгария, как и Швеция, выполняет четыре условия вхождения в зону евро, а в конце августа правительство страны одобрило план присоединения к ERM II. Если ЕС даст положительный ответ, то Болгария сможет ввести евро не ранее 2020 года. Румыния планирует вступление в зону евро не ранее 2022 года. Самый поздний срок вступления в еврозону определен у Хорватии: в стране предполагают, что это может произойти не ранее 2025 года.

Кроме желания или нежелания новых стран вступать в зону евро существует еще и противодействие расширению валютного союза со стороны стран, входящих в него. Например, глава финансового ведомства Баварии в феврале этого года высказался против принятия в зону евро Болгарии и Румынии. А Бавария — крупнейшая из земель Германии. Германия, в свою очередь, предлагает осторожно подходить к расширению зоны евро.

Так что сегодня перспективы вступления новых стран в зону евро выглядят туманными. Тем более что, как и в начале XX века, когда на смену золоту пришли бумажные деньги, у основы Европейского валютного союза (евро) появилась серьезная альтернатива — криптовалюты. Да и общее состояние европейской экономики все больше подталкивает жителей различных стран ЕС к росту сепаратистских настроений.

https://www.kommersant.ru/doc/3738640

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here