Романо Проди: Европе удалось избежать инфаркта, но проблемы еще не решены

0
86

Романо Проди: Европе удалось избежать инфаркта, но проблемы еще не решены

Бывший премьер-министр Италии и экс-глава Еврокомиссии профессор экономики Романо Проди считается в Италии одним из самых авторитетных экспертов по вопросам международной и европейской политики. Он отошел от активной политической деятельности, но к его мнению по-прежнему прислушиваются. Проди часто бывает в России. В интервью ТАСС экс-премьер дал свою оценку нынешней европейской ситуации.

— В ряде европейских стран состоялись выборы, которые расценивались как ключевые для будущего объединенной Европы. Главным образом во Франции, где в последнее время набрала силу партия Марин Ле Пен, которую относят к евроскептикам и популистам, угрожающим интеграции ЕС. Но еще раньше голосовали в Австрии и в Нидерландах. Результаты этих голосований и победа Эмманюэля Макрона, как писали европейские газеты, позволили Брюсселю вздохнуть с облегчением. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Европе и будущее ЕС, действительно ли оно стало таким безоблачным?

— Когда удается избежать инфаркта, разумеется, все радуются. Нам удалось избежать полного прекращения европейского сотрудничества. И это, безусловно, большой шаг вперед. Но это отнюдь не означает, что все европейские проблемы разом решены. Основная опасность позади, сейчас открываются новые возможности и условия для укрепления сотрудничества между странами. Но произойдет ли это, надо посмотреть. Любопытно, что Макрон всю свою избирательную кампанию построил на позициях европейской интеграции, и, как полагали, это могло навредить кандидату в президенты на фоне роста популярности антиевропейских настроений. Но произошло все наоборот, и это крайне важный сигнал, который дали избиратели. Одним словом, это стало обязательным условием, хотя пока недостаточным, для новой европейской стратегии.

— Что нужно для выработки и осуществления этой новой европейской стратегии и в чем она должна заключаться?

— Европа нуждается в переменах, хотя бы потому, что в последние годы она лишилась своего духа коллективности. Давно перестали приниматься важные общеевропейские решения. В ЕС превалировала политика Германии, и все остальные страны ей следовали. И сейчас представляется настоящая возможность для перемен. Но еще нужно посмотреть, заручится ли новый французский президент необходимой поддержкой в парламенте. Нужно посмотреть, какую роль сыграют Италия и Испания, смогут ли вместе с Францией добиться более динамичной политики в экономических вопросах. Так что все зависит от многих факторов и условий, но шаги вперед, безусловно, сделаны. И я надеюсь, что все-таки улучшатся отношения с РФ.

— А что можно ожидать от Германии? В этой стране тоже пройдут выборы, но о евроскептиках там речь не идет.

— Нет, в Германии ничего не будет нового и неожиданного, особенно с точки зрения европейской политики. Социалисты, демохристиане или либералы, кто бы ни пришел к власти, разделяют примерно одни и те же идеи по поводу европейской политики. В Германии превалирует германский дух, там нет партий евроскептиков, потому что, по сути, немецкий гражданин удовлетворен ролью, которую его страна играет в Европе.

— Еще до недавнего времени определенные надежды на перемены, в том числе в плане улучшения отношений между Западом и РФ, возлагали на Дональда Трампа. Но пока особого прогресса не видно?

— Пожалуй, можно говорить даже о росте напряженности, но она исходит и от российской стороны. Я всегда отстаивал необходимость тесного сотрудничества с Россией и, должен признаться, был удивлен, когда президент Владимир Путин принял Марин Ле Пен, а министр иностранных дел Сергей Лавров встречался с (лидером итальянской оппозиционной партии “Лига Севера”. — Прим. ТАСС) Маттео Сальвини. Мы должны восстанавливать сотрудничество, но с партиями, которые занимают последовательную позицию в отношении европейской интеграции, а не с популистами.

Сложившаяся напряженность в отношениях между Россией и Европой — ошибка, которая никому не нужна

Я надеюсь, что эти эпизоды не свидетельствуют о смене общей политики со стороны России, потому что, как я всегда говорил, в российских интересах — взаимодействие с Европой, а в интересах Европы — тесное сотрудничество с РФ, рассчитанное на долгосрочную перспективу. И отклонения от этой линии не должно быть ни с российской стороны, ни со стороны Европы.

— Италия — одна из европейских стран, которая проявляет наибольшую открытость к диалогу. Недавно в Сочи состоялась встреча президента РФ Владимира Путина и премьер-министра Италии Паоло Джентилони. Тем не менее страна внутри ЕС не может оказать значительного влияния на решение по поводу санкций, которые, похоже, будут продлены?

— Мне трудно предсказать будущее санкций. Как известно, я всегда говорил, что санкционную политику не стоило и начинать. Сложившаяся напряженность в отношениях между Россией и Европой — ошибка, которая никому не нужна. Это просто неестественное положение. Мы нуждаемся в России, в ее энергоносителях, тогда как процесс модернизации, который проводит Россия, не может быть завершен без сотрудничества с Европой.

— Поговорим о ситуации в Италии. Новые парламентские выборы, даже если не будет объявлено досрочного голосования, уже близки (февраль 2018 года. — Прим. ТАСС). Каковы ваши прогнозы?

— Если мы говорим об очередных выборах, то до них остаются 10 месяцев, это длинный период. И я надеюсь, за это время удастся принять новое избирательное законодательство, которое позволит гарантировать устойчивое управление. В  политическом плане Франция тоже достаточно разобщена, но там избирательное законодательство позволяет гарантировать управляемость. Возможно это и в Италии.

— Насколько высоки шансы прихода к власти Движения 5 звезд и считаете ли вы его опасным для страны?

— Движению 5 звезд, которое позиционирует себя как движение протеста, будет в одиночку сложно завоевать власть. Вместе с тем маловероятны и его альянсы с другими политическими силами. Но время еще есть, и нужно посмотреть, как можно изменить ситуацию.

— Но и Демократическая партия, у истоков создания которой вы стояли, не смогла бы на сегодняшний день в одиночку победить. Как вы думаете, с кем возможен ее альянс?

— Этого я вам сказать не могу. Не представляю, что лидеры партии намерены делать в ближайшие месяцы.

— Вы до последнего не высказывались по поводу предложенной (экс-премьером Маттео Ренци) конституционной реформы, которая была вынесена на референдум (4 декабря 2016 года, проиграв который Ренци ушел в отставку. — Прим. ТАСС). За несколько дней до голосования вы все-таки выступили в поддержку этой реформы. Не так давно вы вместе с Ренци, вернувшимся в качестве главы Демпартии, провели публичные дебаты — если не ошибаюсь, такая ваша встреча на одной площадке состоялась впервые. Сейчас вы больше верите в Ренци, в его способность вернуть себе лидерство и повести Италию в правильном направлении в Европе?

— Это во многом зависит от того, какие отношения сложатся в Брюсселе после победы Макрона. Италия, безусловно, заинтересована в том, чтобы играть заметную роль в Европе. Но для этого стране нужно привести в порядок госсчета и сократить дефицит бюджета. Другая важнейшая задача Италии — добиться урегулирования в Ливии, потому что Италия осталась единственной европейской страной массового прибытия мигрантов из Африки. И это представляет серьезную проблему.

Беседовала Вера Щербакова
Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/opinions/interviews/4313700

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here