Самые заметные желания: к чему пришли в уходящем году мировые лидеры

0
69

Самые заметные желания: к чему пришли в уходящем году мировые лидеры

Внешнеполитические итоги 2018 года: амбиции Китая растут, Европа в растерянности, Трамп рубит сплеча, Ким хитрит

В уходящем 2018 году в значительной мере определились черты мира, в котором нам предстоит жить ближайшие годы, если не десятилетия. И выглядят эти черты не очень обнадеживающе. Смотреть в будущее с оптимизмом могут, пожалуй, только производители и продавцы вооружений. Что, кстати, подтверждается международной статистикой — закупки вооружений растут. Хотя были и светлые пятна. Внешнеполитические итоги года подвел программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев специально для «Известий».

Американская дубина

Российская внешняя политика в существенной степени определялась этим контекстом, проявляя достаточно высокую, хотя и не идеальную, адаптивность к изменениям. Иногда наблюдалось даже избыточное стремление избежать эскалации в условиях, когда цели и задачи основных противников вполне определены. По итогам года очевидно, что диалог не входит в планы Белого дома — несмотря на очевидную готовность к этому Кремля. Было бы неправильно утверждать, что первопричина этого системного хаоса — президент США Дональд Трамп. В далеком уже сентябре 1939 года британский историк и политический философ Эдвард Карр писал: «Когда разгораются страсти войны, было бы непозволительно списывать ее причины на амбиции отдельных лидеров». Противоречия, которые пытается при помощи чуть ли не дубины решить в пользу Америки Трамп, копились десятилетиями.

В первую очередь — неурегулированные отношения России и Запада, читай, США, после 1991 года. Россия оказалась слишком велика, чтобы стать младшим партнером, и одновременно слишком слаба, чтобы ее воспринимали на равных. Активные действия Москвы на Ближнем Востоке сделали ее второй наряду с США державой, у которой есть возможности и решимость определять судьбы народов и регионов. Вашингтону, который после падения СССР присвоил себе право определять судьбы мира, такая ситуация кажется непереносимой. Результат — системный конфликт, который в уходящем году всё больше углублялся. Этот конфликт всерьез и надолго. Выстоять в нем Россия сможет, только если признает, что договориться с Западом невозможно. Можно только заставить себя признавать и уважать. Но, к сожалению, только как противника.

Китайский фактор

Глобализация в ее привычном виде давала всё больше благ Китаю и неизбежно вела к тому, что он сменит Америку в роли наиболее могущественной державы. По мнению большинства экспертов, именно начало торговой войны между США и Китаем — самое важное международное событие 2018 года. Вашингтон начал действовать быстро и агрессивно.

Весной «наехали» на второго по размерам китайского высокотехнологического гиганта — компанию ZTE, обвиненную в нарушении санкций против Ирана. В итоге ZTE заплатила штраф — выкуп и уволила нескольких высокопоставленных сотрудников. В начале декабря под огнем оказался уже флагман китайской индустрии — компания Huawei. Несмотря на то что в ходе саммита «группы двадцати» Дональд Трамп и Си Цзиньпин вроде бы смогли договориться отложить повышение тарифов на китайские товары, ясно, что эта договоренность — тактическая. И США, вне зависимости от имени хозяина Белого дома, будут и дальше давить на Китай. В Вашингтоне есть те, кто не скрывает того, что цель этой борьбы — разрушение китайского политического режима, а может, и самой страны. Причина очень проста. Своей инициативой «Пояса и пути» Пекин впервые в истории после 1991 года предложил развивающимся странам источник финансов альтернативный Мировому банку и Международному валютному фонду, которые контролируют США и их союзники.

То, как поведет себя Пекин, который традиционно пытается любые конфликты гасить, — важный вопрос для России. Уже сейчас недостаточная готовность Китая сотрудничать по реакции на американские санкции становится определенным раздражителем. Хотя отношения в целом очень хорошие — в мае было подписано историческое соглашение между Евразийским экономическим союзом и Китаем; двусторонний торговый оборот в 2018 году достигнет $100 млрд. Это составляет уже порядка 15% от двусторонней торговли Китая и США, формировавшейся десятилетиями с начала китайских экономических реформ в 1970-е годы.

Между сторонами очень высокий уровень политических отношений и доверия между лидерами. В первых числах сентября председатель КНР Си Цзиньпин принял участие в пленарной сессии Восточного экономического форума во Владивостоке. Важно, что в качестве равного другим ее участникам — президенту Монголии, премьерам Японии и Южной Кореи. Это можно считать признаком того, что китайский руководитель понимает: многостороннему сотрудничеству в Евразии нет альтернативы. Если Китай попробует вести дела только в двустороннем формате, это неизбежно вызовет сдерживание со стороны крупных и средних держав региона.

Ядерный Ким

Безусловно значимым для России событием на востоке стал саммит Трампа и Кима. Очевидно, что причиной готовности американцев к разговору стал страх. Действия северокорейского режима, многократно нарушившего режим нераспространения ядерного оружия и ракетных технологий, к сожалению, показали свою эффективность. Как только у Пхеньяна появилась чисто теоретическая возможность нанести удар по силам или территории США, в Вашингтоне поняли, что с Кимом надо разговаривать. Для России ситуация на корейском полуострове важна даже чисто из географических соображений. Но и в целом — для развития Дальнего Востока нужен мир в регионе по соседству. Поэтому второе по степени важности событие года — фактическое признание ядерного статуса Северной Кореи.

Очень важным событием года стал ноябрьский визит Владимира Путина в Сингапур, участие главы российского государства в Восточноазиатском саммите и встрече Россия–АСЕАН. Наша страна в последние годы развивает активные отношения с Китаем, Японией и Южной Кореей. Но в Юго-Восточной Азии Россия пока представлена слабо. При этом государства региона хотели бы более активного российского участия в местных делах. Но проблема в том, что с точки зрения стран ЮВА российское присутствие в регионе должно проявляться в балансировании противостоящих друг другу Китая и США. Самой же России это совершенно не нужно и невыгодно. Нужны инвестиции на Дальнем Востоке, его интеграция в экономику Азии, а не геостратегические игры.

Закат Европы

На этом фоне отношения с Европой выглядят плачевно. Европейцы понимают, что конфликтом с Россией они сильно себя ограничивают в возможностях. Но сделать ничего не могут — зависимость от США слишком велика. В Европе отмечен рост военных расходов. А против кого могут быть и, возможно, будут направлены новые соединения и системы вооружений? Очевидно, что не против международных террористических сетей. Одновременно звучат призывы к созданию некой «евроармии», которые также выглядят странно. Зачем нужна армия, если основные угрозы Европе, согласно доктринальным документам ее ведущих стран, исходят от террористов? Против таких угроз необходимо скорее сотрудничество спецслужб.

Кроме того, Европа, Европейский союз переживали в 2018 года очередной акт драмы Brexit — переговоров об условиях выхода Великобритании из ЕС. В сочетании с приходом весной в Италии к власти представителей правой и левой несистемной оппозиции эти переговоры подтачивают основы европейской интеграции. Хотя и с Европой есть предметы для разговора. Одностороннее решение США выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий, или «иранской ядерной сделки», вынудило ведущие европейские государства — Великобританию, Германию и Францию — вместе с Россией и Китаем искать пути обхода возобновляемых американских санкций. Иначе они просто бы расписались в своей полной недееспособности как субъектов международных отношений. Другими словами, 2018 год показал, что, хотя системное восстановление отношений невозможно, а в старом формате и не нужно, с европейцами можно вести дипломатические игры. И Россия к такой игре готова.

Евразийское чудо

Уходящий год оказался в целом удачным для такого центрального для России проекта, как Евразийская экономическая интеграция. Продолжился рост взаимной торговли между ее участницами — Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Россией. В 2018 году он составил в среднем 14%. Заработал общий Таможенный кодекс ЕАЭС, и на карте мира появилось самое большое по территории единое таможенное пространство. Россия в целом смогла реализовать свои задачи в качестве страны-председателя. В 2019 году эта функция переходит к Армении. Активно и успешно работал основной наднациональный институт ЕАЭС — Евразийская экономическая комиссия. Как уже упоминалось выше, в мае в Астане было подписано соглашение ЕАЭС–Китай, о необходимости которого было впервые заявлено в мае 2015 года. Да и в целом то, что на евразийском пространстве идет процесс создания новой экономической общности на основе Закона, а не силы, — уже большое достижение.

Подводя итоги, можно сказать, что 2018 год стал для России во внешнеполитическом отношении достаточно успешным. Сирия всё ближе к миру, и это — заслуга российской дипломатии и военного мастерства. Где не удалось добиться изменений к лучшему, так это на Украине. Политическое состояние киевского режима таково, что он готов на самые безответственные провокации. И примирение между двумя братскими народами — русским и украинским — наступит, видимо, не скоро. Но самое важное — Россия смогла выстоять перед экономической войной, которую под видом санкций против нее развязали, «поворотом к Востоку» доказать, что способна проводить последовательную политику вдолгую, сохранить старых и приобрести новых друзей.

Автор — программный директор клуба «Валдай», директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

Подробнее: https://iz.ru/825409/timofei-bordachev/samye-zametnye-zhelaniia-k-chemu-prishli-v-ukhodiashchem-godu-mirovye-lidery

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here