Спектакль «Свадьба» по одноименной пьесе А.П. Чехова в Московском «Театре на Покровке»

0
27

Спектакль «Свадьба» по одноименной пьесе А.П. Чехова в Московском «Театре на Покровке»

Писатель, драматург, театровед Евгений Малинин

Признаюсь, отправляясь на спектакль театра на Покровке «Свадьба» я невольно держал в голове фильм, снятый на Тбилисской киностудии в далеком 1944 году. В том фильме ро-ли исполняли такие гиганты советской сцены, как Фаина Раневская и Алексей Грибов, Зоя Федорова и Эраст Гарин, Вера Марецкая и Сергей Мартинсон, Михаил Яншин и Ми-хаил Пуговкии. Наверное, поэтому тот фильм стал неким ярким, классическим, но… штампом исполнения этой пьесы. А театр по своей природе не должен повторяться! Не должен просто потому, что он обязан быть современным, он обязан отразить реалии сего-дняшнего дня, современные проблемы, страсти, взаимоотношения, в независимости от времени написания пьесы. И это есть сложнейшая из задач, стоящих перед режиссером, принимающим к постановке давно написанную пьесу. К сожалению, сегодня в режиссуре частенько пытаются достичь современности постановки с помощью сценографии, рекви-зита, костюмов, и это зачастую входит в явное противоречие с текстом пьесы, превращая этот текст в нелепость!

Вот такие во сомнения одолевали меня перед спектаклем театра на Покровке, и, к сча-стью, они оказались напрасными.

Спектакль, как говорится в его анонсе, идет с прелюдией. Прием в режиссуре не новый, прелюдию разыгрывают в фойе театра, а порой, как это было в спектакле «Десять дней, которые потрясли мир» легендарной Таганки, даже на улице перед театром. И прием этот достаточно сложен – актерам приходится играть, что называется, вплотную к зрителю – лицо в лицо. В этом случае, малейшая фальшь мгновенно становится очевидной, и зри-тельский интерес оказывается подорванным.

Когда в небольшое фойе театра на Покровке уже наполненное зрителями, вдруг ворва-лась группа людей, одетых по моде конца девятнадцатого века, мне, признаться, стало несколько не по себе – уж больно молоды были актеры! Но мои опасения оказались напрасными. Практически сразу же стало ясно, что прелюдия к спектаклю, это тщательно продуманный и убедительно обоснованный режиссерский ход. В фойе появились не ак-теры перед зрителями, в фойе вышли ближайшие родственники и друзья новобрачных встречать приехавших на свадьбу гостей! При этом, один из этих друзей – Иван Михайлович Ять (артист Андрей Сумцов) принял на себя обязанности тамады, или, если хотите, аниматора. Он незамедлительно принялся за организацию встречи подъезжающих новобрачных, привлекая к этому процессу всех присутствующих в зале. Притом делал он это с такой энергией, с таким темпераментом и знанием дела, что практически все зрители тут же активно включились в этот процесс. Повторюсь, в фойе не было актера Андрея Сумцова, в фойе был реальный Иван Михайлович Ять!

Встреча новобрачных после венчания получилась великолепной, зрители-гости приняли в ней самое активное участие, а некоторые из них даже произнесли поздравительные тосты с бокалом шампанского в руке! И поднимаясь по узенькой лестнице театра в зрительный зал – собственно, зал свадебного торжества, зрители уже не чувствовали себя… зрителями, они ощущали себя гостями на свадьбе!

Четкий, энергичный ритм, заданный спектаклю прелюдией, был подхвачен и на сцене, танцем, собравшихся на свадебное торжество, персонажей, и был выдержан исполнителями до конца спектакля.

Сценография спектакля проста – праздничный стол на первом плане и легкие кулисы, распределяющие пространство сцены на несколько участков, позволяющих в заданном ритме переходить о одного эпизода к другому.

А вот на некоторых персонажах необходимо остановиться подробнее, потому что, на мой взгляд, именно они создают удивительно живую, яркую и вполне современную сцениче-скую историю, удерживающую напряженное внимание зала в течение всего спектакля.

Прежде всего – Иван Михайлович Ять. Я уже отметил удивительную энергию и темпе-рамент этого персонажа, однако, в исполнении Андрея Сумцова он получил совсем неожиданные краски. Иван Михайлович не только балагур, волокита и душа общества. Он оказывается еще и довольно твердым, умным, уверенным в себе человеком, способным жестко отвечать на любые выпады, направленные против него. Едва только жених, недовольный появлением Ятя на свадебном торжестве, попробовал выдворить его, как получил такой ответ, что вынужден был заткнуться. А сам Иван Михайлович, тут же сделал вид, что ничего неприятного не произошло, буквально на корню уничтожив разгорающийся скандал.

Кстати, в этом спектакле очень интересна и интерпретация роли Эпаминонда Максимо-вича Апломбова – жениха. Обычно это не слишком молодой, занудный, эрзац-образованный, жадный и глупый тип, с вычурной, напыщенной речью. Но тут, в испол-нении Сергея Загребнева, он предстает совсем молодым человеком, очень растерянным, не слишком уверенным в себе и страшно боящийся показаться глупым, обманутым простаком. Именно из-за этого страха он говорит вычурно-умно и требует от своей тещи немедленно выдать ему обещанные выигрышные билеты! В результате персонаж получает совершенно неожиданную мотивацию и выглядит не только смешно и очень трогательно.

Очень интересно решена роль Анны Мартыновны Змеюкиной. В исполнении Ольги За-харовой это отнюдь не привычная средних лет женщина – вамп, изображающая разочарованную жизнью страдалицу и «клеящая» всех мужчин подряд. Хотя и разочарование, и интерес ко всем присутствующим мужчинам у нее есть, это отнюдь не главное. Главное то, что актриса проживает (не хочу говорить – «играет») и без слов – жестом, мимикой. Просто удивление берет сколько в этой «разочарованной» женщине готовности любить, сколько готовности заботиться, готовности приласкать. И какая обида на то, что никто не замечает этой ее готовности, никто не нуждается в этой ее готовности!

Невеста на этой свадьбе тоже далеко не проста. Привычно-знакомое прочтение этой роли – маменькина дочка, недалекая, послушная, не без образованности, но без серьезных претензий. А в этом спектакле Настенька – девушка с характером. Может показаться, что этот персонаж получился в исполнении Екатерины Петровой слишком… вульгарным. Ведет она себя на сцене очень уж вольно, а порой просто-таки разнузданно. Однако, под такое поведение подведено серьезное обоснование. Девушка она нет слишком юная, замуж она хотела уже давно, и вот это случилось! Все ее поведение показывает, что она наконец-то вырвалась из-под опеки, из-под тотального контроля своей жесткой матушки, а под опеку и контроль своего растерянного муженька она еще не попала. Да и попадет ли, далеко не известно! Вот она и отрывается по полной! Теперь-то, после венчания она вполне может позволить вести себя, как свободная замужняя женщина… В ее понимании! Вот она так себя и ведет!

Особо хочется отметить роль капитана второго ранга в отставке Федора Яковлевича Ревунова-Караулова в исполнении заслуженного артиста России Александра Сухинина. Его выводят к свадебному столу под руки, и сам он не совсем понимает зачем его сюда, в это незнакомое общество привели. Однако ему нравится общее внимание, нравится особое отношение хозяев. Видно, что он очень хочет соответствовать этому отношению, хочет занять в этом обществе соответствующее его званию место. И он постепенно преображается. Он начинает по-стариковски рассказывать этим незнакомым людям о том, что он лучше всего знает, лучше всего помнит. Это рассказ его самого захватывает больше, чем всех остальных присутствующих. А когда он обнаруживает рядом со столом матросов, тут его и вовсе, что называется, несет! Он словно молодеет, наливается силами, голос его крепнет, набирает силу. И вот над свадебным столом проносятся команды капитана боевого корабля, проносятся, как божий глас!! Вот только и хозяева, и гости ничего не понимают и слышат
только непонятные им крики… Скандал?.. И тут вдруг ему говорят о каких-то двадцати пяти рублях! Когда до старика доходит смысл сказанного, водевиль мгновенно превращается в трагедию. Потрясенный старик бормочет «Будь это порядоч-ное общество, я мог бы вызвать на дуэль, а теперь что я мог сделать?» И зажатая в подня-той, трясущейся руке вилка!

Это надо видеть!

Действительно, этот спектакль надо видеть!

Он не только творение великого Чехова, а на сцене весь вечер царствовал Чехов. Он уди-вительно современен. Современен в коллективной энергетике, коллективном темпера-менте, в неожиданных и очень ярких находках артистов и постановщиков спектакля – режиссера-постановщика Ольги Захаровой и руководителя проекта Геннадия Шапошникова. Например, в один из моментов гости за столом поют русскую песню. Затем мелодию подхватывает саксофон, а еще через несколько секунд эта мелодия плавно перетекает в блестящий джазовый экспромт!

Этот спектакль надо видеть!

  • Писатель, драматург, театровед  Евгений Малинин.

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here